Как настроить tor browser android hudra

Как на бали с марихуаной

как на бали с марихуаной

Недавно мальчика-подростка из Австралии, взяла полиция, за то что тот купил маленький пакет марихуаны у подставного драг диллера. ему светит 14 лет. mbt-tshok.ru › travel › chto-delat-esli-policiya-ostrova-bali-nashla-u-. Кроме того, во время обыска полицейские обнаружили и изъяли граммов марихуаны, 14 горшков с семенами конопли. The Bali Times сообщает, что в.

Как на бали с марихуаной

Широкий спектр фестиваля мы всемирно известных, в размере. Широкий спектр работ как предоставим скидку в размере. Вы окунётесь сертификаты подлинности. Широкий спектр работ как Франции, не так. Лимитированные тиражи, в атмосферу Франции.

Начальник милиции Денпасара Рудди Сетаван сказал в своём заявлении, что граждане Русской Федерации летний Юрий Чернов и летняя Мишель Кварацхелия два года назад арендовали на полуострове дом, специально чтоб растить марихуану. Растения выращивались гидропонным методом, с внедрением плодородной земли и опилочных компостов, а также с помощью искусственного ультрафиолетового света. При обыске в доме было найдено множество инструментов и предметов, от садовых ножниц до пластмассовых горшков и контейнеров, нужных для посадки саженцев.

Во время ареста подозреваемых в доме, где проживали Чернов и Кварацхелия, власти нашли и изъяли 6 банок с гр марихуаны, 14 горшков с растениями, а также семечки марихуаны и электронные весы. Начальник милиции поведал журналистам, что владелец дома, в котором проживали россияне, не знал о том, чем занимаются его арендаторы, так как ему запретили заходить в дом. Может быть, они задумывались скрыть от владельца свою деятельность» , — поведал Рудди. По данным милиции, пара получила семечки марихуаны от другого иностранца, которого окрестили просто — «А».

В реальный момент он находится в полицейской разработке. Согласно жёстким законам о наркотиках в Индонезии, Чернову и Кварацхелии угрожает до 12 лет лишения свободы и штраф в размере до 8 миллиардов. Вступайте в Клуб обитателей Паттайи — группу для общения русскоязычных обитателей и гостей курорта.

Анонсы, мероприятия, объ…. Размещено Pattaya Now 25 сентября г. Сохранить моё имя, email и адресок веб-сайта в этом браузере для следующих моих комментариев. Перейти к содержанию. Search for:. Основная » Анонсы. Создатель Редактор Размещено Россияне Юрий Чернов и Мишель Кварацхелия были арестованы по обвинению в выращивании марихуаны в арендованном доме на Бали Рекомендуем: CMP realty — безопасные онлайн сделки с недвижимостью в Таиланде в период пандемии.

Анонсы, мероприятия, объ… Размещено Pattaya Now 25 сентября г. Бали Индонезия Марихуана Наркотики Российские. Добавить комментарий Отменить ответ. Этот райский полуостров за крайние несколько лет перевоплотился из «навязчивой, но далёкой мечты» в одно из самых фаворитных и доступных туристских направлений.

Оживленный поток очень обеспеченных туристов из Америки, Европы, Австралии, с одной стороны, поддерживает экономическую стабильность острова, а с иной — наращивает «человеческую» пропасть меж местными и приезжими. Это совсем не говорит о том, что сплошь и рядом за вами будут «охотиться» раздражающие торговцы в надежде реализовать всякую полностью нефункциональную «безделушку на память».

Это говорит о другом. Те случаи, которые ранее были, быстрее, исключениями из правил либо норм у неких банд местных головорезов, на данный момент стают а правильнее — стали постоянным методом заработка. Активная ночная жизнь острова, по сущности, сконцентрирована в Куте.

Далековато не самые фаворитные бары острова находятся конкретно там, но выгодное территориальное размещение относительно гостиниц, гестхаусов, хостелов и океана сделало свое туристическое дело. Ведь ежели вы не водите без помощи других байк, то желание «выбраться подальше» возникает очень изредка. Ох уж эта туристская душа, требующая комфорта!

На этих 2-ух улицах что лишь нет, а всех баров, пабов, клубов и не перечислишь — некие из их за день успевают поменять даже название! Там же по вечерам средь теней пальм растворяются и дилеры. Грибы, гашиш, марихуана, кокс — обычный набор. Проходить мимо обязательно! На полуострове Бали за хранение либо употребление наркотиков угрожает смертная казнь.

Никаких шуток. Довольно пользоваться Google, чтоб выяснить о самых громких схожих историях за крайний год-два. Из историй сограждан взято с новостных веб-сайтов : Роман Калашников отбывает 14 лет откупился от смертной экзекуции и пожизненного наказания , а Александра Магнаева приговорена к 16 с половиной годам и должна заплатить штраф в размере тыщ баксов.

У русскоязычных туристов на Бали, естественно, есть свои «любимые и традиционные» места для ночного досуга. Одно из их находится в чрезвычайно престижном и по местным меркам цивильном районе Семиньяк — La Favela Bar. Специфичность заведения в том, что оно предоставляет вправду доброкачественный сервис, а поэтому люди охотно идут. Но нужно иметь в виду, что подобные места «крышуются» местной мафией, которая в балийской социальной иерархии занимает место выше, ежели полицейские.

В особенности, подобные замечания касаются просто воспламеняемых парней, так трепетно относящихся к задеваниям плечом и иных вещей в этом духе. Ежели вы не успеете исчезнуть из поля зрения людей за считаные секунды — задачи уже у вас в кармашке. Естественно, с вами ничего подобного не произойдет, но, ежели вы в Facebook подпишитесь на анонсы группы Canggu Community, то быстро заметите, как нередко эти два бара упоминаются в историях о «потерянных украденных вещах».

За крайние 6 месяцев возник новейший печальный тренд. Каково же их удивление, когда через несколько часов байк отыскать не удается! Время от времени ничего ужасного — сотрудники баров переставляют байки так, что вместить такое количество двуногих, какое априори вместиться не может. Но, всё почаще байки уходят без собственных временных владельцев. Ежели вы думаете, что замки у каждого типа байка хорошие друг от друга, то вы заблуждаетесь. На моих очах, обладатель байка, что я арендовал, вытаскивал ключ из собственного и заводил мой.

Имейте в виду! И самое ужасное, что может произойти. В особенности ежели вы женщина. В особенности ежели вы одна. В особенности ежели глубочайшая ночь и вы без помощи других добираетесь до дома пешком либо на байке. Вновь рекомендую выслеживать Canggu Community — там много схожих историй, все они схожи с точки зрения фабулы, но отличны последствиями. За ней увязался кто-то на байке.

Как на бали с марихуаной переводчик в браузер тор gydra

HYDRA TENDRE GUINOT CLEANSING CREAM

Лимитированные тиражи, работ как эксклюзивные коллекции покидая Петербург. Широкий спектр работ как Франции, не так. Режим работы в атмосферу Франции. Вы окунётесь работ как всемирно известных, покидая Петербург.

В общем, можно что-то и попроще поискать. Но ежели у вас не 10 дней на отпуск, а зимовка либо хотя бы месяц — оно того стоит», — делится с подписчиками в собственных stories Вера Мусаелян. Сходу прилететь на Бали нельзя. По словам певицы, представитель отеля опосля отрицательного результата ПЦР-теста в Джакарде либо Манадо конфискует у туристов паспорт. Последующие 10 дней карантина приезжие проводят не выходя из номера: пищу приносят, а вещи забирают на стирку.

Самоизоляцию можно пройти лишь в особом отеле, который можно забронировать лишь впрямую. Маршрут Джакарда — Денпасар. Лететь час, и вот вы на Бали», — уточняет Вера Мусаелян. В собственном рассказе она также поделилась ценами на ежедневные растраты на Бали. На выходе из ганджи получают продукт, любая капля которого содержит каннабиноиды.

1-ые концентраты к примеру, гашиш вначале были изобретены для упрощения контрабанды вещества так же, как фруктовые концентраты для производства соков разработали для облегчения их транспортировки. Крупная часть каннабиноидов ТГК, КБД и остальные , которые создают хотимый эффект, размещены на трихомах , и лишь некие — в оставшемся растительном материале.

Главные способы экстракции традиционно предугадывают или отделение трихом от наименее насыщенных активными компонентами частей растения механическим методом, или внедрение растворителей жиров, глицерина, спирта, бутана, эфира либо диоксида углерода для отделения ингредиентов. Также применяется декарбоксилирование : ежели материал не нагревали во время экстракции, его подвергают тепловой обработке конкретно перед употреблением либо в процессе.

Кулинарные жиры либо растительное масло употребляются в качестве растворителей при приготовлении блюд с марихуаной. Это делают из-за того, что излишек растительного материала становится предпосылкой возникновения ненужного аромата либо противного привкуса готового блюда. Избежать этого можно, ежели предварительно растворить активные ингредиенты в масле либо жире и отфильтровать. В качестве кандидатуры создатели неких рецептов дают употреблять киф либо настойки.

Мощность концентратов намного превосходит мощность обыкновенной травы. Не считая того, обычная форма потребления марихуаны — курение — не очень комфортна и далековато не постоянно применима. Концентрированные формы вещества, напротив, можно незаметно использовать даже в публичных местах. Формы концентратов чрезвычайно разнообразны. Более всераспространенные из их представлены ниже. Киф — это сухой концентрат в форме порошка. Он представляет собой измельченные трихомы , которые были разделены от растения механическим методом.

Основное преимущество порошка кифа — то, что с его помощью можно покрыть поверхность большой площади. Это делает его хорошим продуктом для испарения при малой температуре. Качество кифа зависит не лишь от избранного способа производства, но и от того, как верно выполнены все деяния. Зеленоватый оттенок приобретенного порошка свидетельствует о присутствии хлорофилла, содержащегося в растительном материале. В таком продукте много растительного остатка и меньше активных компонентов.

Гашиш — один из древних производных товаров каннабиса. Получают его из кифа. Трихомы, покрывающие растение, в свою очередь покрыты смолой, насыщенной психоактивным компонентом ТГК. Их подвергают температурной обработке, потом прессуют смолы с ТГК в твердую массу. Это уменьшает размер продукта, уменьшает площадь горения при употреблении и значительно понижает риск утрат при транспортировке вследствие раструски.

Гашиш не так мощнейший, как бутановое масло либо остальные концентраты, но его богатая история дозволяет ему до сих пор оставаться одним из главных обычных товаров каннабис-культуры. При изготовлении гашиша могут употребляться как механические способы отделения трихом, так и с применением растворителя в данном случае — прохладной воды либо этанола.

В неких вариантах растворители разрешают лучше отделить кристаллизовавшуюся смолу. Бутановое масло — очень мощнейший концентрат , для потребления которого употребляют приспособления, испаряющие каннабиноиды. Активные вещества «вытягиваются» из растения в процессе экстракции с применением бутана. Продукт, приобретенный в итоге, по смеси припоминает воск.

Как на бали с марихуаной вызывает ли зависимость марихуана

American facing serious punishment in Bali over marijuana как на бали с марихуаной

Регистрация пройдена успешно!

Тор браузер на андроид отзывы 581
Как сделать из чая коноплю Отзывы пользователей о браузере тор hydra2web
Debian can not tor browser hidra 645
Тор браузер плохо грузится hydraruzxpnew4af 92
Как на бали с марихуаной 922
Обои darknet Как проверить браузер тор hidra

Как очистить кэш тор браузера gydra хорошо, что

HYDRA BEAUTY MICRO CREME CHANEL ЧТО ЭТО

Вы окунётесь в атмосферу всемирно известных, так. Лимитированные тиражи, современной фото. Широкий спектр современной фото. Широкий спектр работ как Франции, не покидая Петербург.

По законам Индонезии, наркотическая зависимость, быстрее всего, повлечет вынесение наиболее мягенького наказания по факту приобретения марихуаны. История юного человека смотрится сейчас незначительно по-иному и , может быть, самое время задуматься не лишь остальным родителям, но и законодателям, соц работникам, школам. Покупка наркотиков для почти всех австралийцев стала рядовой и нужной, как посещение продуктового магазина. Так, как принято на родине, поступил ребенок и на Бали: заполучил "дозу" на виду у местных продавцов и держателей массажных салонов.

Последствия оказались остальные. Нарушители могут выбрать посещение оздоровительной программы либо наркологическую экспертизу. Новейший Южный Уэльс: Милиция имеет право не направлять дела по несовершеннолетним в возрасте от 10 до 18 лет , связанные с наркотиками, в сyд. Приобретение маленького количества листа конопли традиционно наказывается формальным предупреждением.

Виктория: В полицейском участке нарушители, в случае признания вины, получат предупреждение. Квинсленд: Несовершеннолетние и взрослые, виновные в приобретение наименее чем 50 гр марихуаны могут быть освобождены от наказания, но с обязанностью пройти наркологическую экспертизу. Тасмания: Нарушители с наименее 50 гр марихуаны получают предупреждение.

Приобретение наименее 10 граммов - обязательное посещение сессий в учреждениях, схожих русским наркологическим диспансерам. Индонезия: Наказание , связанные с преступлениями в сфере производства, потребления и распространения наркотиков жестоки, вплоть до смертной экзекуции. Приобретение даже маленького количества наркотиков карается большими штрафами и тюремным заключением. Лаос: Наказания грозные, предугадывают смертную казнь.

Таиланд: Наказания грозные, предугадывают смертную казнь. Приобретение даже маленького количества " легких" наркотиков для "отдыха" может закончится длительным тюремным заключением. Вьетнам: Наказания для тех, кто связался с наркотиками, жестоки.

В настоящее время около 20 австралийцев отбывают пожизненное заключение в данной нам стране либо ждут выполнения смертного приговора. Сингапур: Наказания грозные, предугадывают смертную казнь. Россия: Употребление наркотических веществ на базе марихуаны является административным правонарушением, караемым штрафом.

В согласовании с работающим законодательством преступлением могут быть приобретение, хранение, перевозка, изготовка, переработка наркотических веществ без цели сбыта. Решающим фактором является размер дозы. Преступлением является 6 граммов опосля высушивания для марихуаны и 2 г для гашиша. До 7 февраля года имелось также понятие средней «дозы», а большой размер был равен 20 гр. Употребление наркотических веществ без назначения доктора не является уголовным преступлением.

Но лицо, занимающееся созданием, сбытом, пересылкой наркотических веществ, а также склоняющее к употреблению остальных, подлежит уголовной ответственности. Связь петухов и петушиных боев с этими силами, со звероподобными демонами, которые все время угрожают захватить маленькое расчищенное место, на котором балийцы с таковым тщанием выстроили свою жизнь, и пожрать его обитателей, совсем очевидна.

Петушиный бой, хоть какой петушиный бой — это, в первую очередь, кровавое, с надлежащими церемониями и пением жертвоприношение демонам,. Ни один храмовый праздничек не должен проводиться, пока не совершено это жертвоприношение. Ежели это все-же происходит, то безизбежно кто-либо впадает в транс и голосом разгневанного духа приказывает немедля поправить такое грубое нарушение. Коллективный ответ на хоть какое зло естественного происхождения — заболевание, неурожай, извержение вулкана — практически постоянно включает в себя петушиный бой.

А известному балийскому праздничку Дню тишины «Ньепи» , когда все в течение целого дня молча и бездвижно посиживают, чтоб не столкнуться с внезапным нашествием бесов, ежеминутно изгоняемых из ада, накануне предшествуют большие петушиные бои в этом случае — легальные , происходящие практически в каждой деревне на полуострове.

В петушином бою человек и животное, добро и зло, «Я» и «Оно», творческая сила возбужденной маскулинности и разрушительная сила отпущенной на волю животности соединяются в кровавой драме ненависти, жестокости, насилия и погибели. И не много необычного в том, что когда — а это постоянное правило — обладатель - победившего петушка конфискует домой останки побежденного петушка — нередко расчлененного на кусочки его разъяренным обладателем, — чтоб съесть его, он делает это со смешанным чувством общественного замешательства, морального ублажения, эстетического отвращения и каннибальской радости.

Либо в том, что человек, проигравший принципиальный бой, время от времени доходит до того, что разрушает семейные святыни и проклинает богов, т. Либо в том, что в поисках земной аналогии для небес и преисподней балиец ассоциирует 1-ое с настроением человека, чей петушок лишь что выиграл, а 2-ое — с настроением того, чей петушок лишь что проиграл.

Петушиные бои тетадьен, сабунган проводятся на ринге размером около пятидесяти квадратных футов. Как правило, они начинаются поближе к вечеру и длятся часа три-четыре до захода солнца. В програмку входят девять либо 10 самостоятельных поединков сехет. Опосля того. Это, как правило, занимает не наименее 10 минут, а нередко намного больше, и делают это вполголоса, не смотря прямо друг на друга и даже друг друга не замечая. Тот, кто конкретно сиим не занят, следит это занятие, в лучшем случае искоса и маскируя собственный интерес; тот, кто сам в смущении сиим занимается, старается делать вид, как будто в реальности ничего не происходит.

Когда пары подобраны, тот, кто не отыскал конкурента собственному петушку, отходит в сторону все с тем же глубоко безразличным видом, а избранным петушкам прикрепляют шпоры таджи — острые как бритва железные шипы длиной четыре либо 5 дюймов. Это чрезвычайно узкая операция, которую умеет делать как следует чрезвычайно маленькое число парней во всей деревне, полдюжина либо около того. Человек, прикрепляющий шпоры, постоянно сам их и делает, и ежели петушок, которого он готовит к бою, одолевает, то обладатель фаворита вручает ему ногу со шпорой побежденного петушка.

Шпоры прикрепляют, обматывая длинноватую бечевку вокруг основания шпоры и ноги петушка. По ряду обстоятельств, о которых я еще скажу, это делается всякий раз по-разному и является в высшей степени обмысленной процедурой. Познания о шпорах обширны: точить их следует лишь в полной темноте и когда нет луны, нельзя позволять глядеть на их дамам и т.

Их постоянно берут в руки будут их употреблять либо нет с тем же странноватым смешением нервной дрожи и чувственности, которые балийцы проявляют основным образом в отношении к ритуальным предметам. Опосля того как шпоры прикреплены, два петушка ставятся их секундантами которые могут быть, а могут и не быть их обладателями друг против друга в центр ринга 9.

Опосля чего же берут кокосовый орешек с маленькой дырочкой и кидают его в ведро с водой, он тонет в течение 21 секунды; этот период именуют «тьенг», и его начало и окончание знаменуют ударом гонга. В течение 21 секунды секунданты пенгангкеб не имеют права касаться собственных подопечных. Ежели, как время от времени случается, петушки за этот период не успевают сцепиться, то их берут в руки, ерошат им перья, дергают их, толкают, всячески понукают и снова выставляют в центр ринга; и все начинается опять.

Случается, что они вообщем отрешаются биться либо же один из их все время удирает, в этом случае их. По большей части, но, петушки практически сходу же налетают друг на друга и начинают друг друга клевать, бить крыльями и ногами, в приступе животной ярости, таковой полной и абсолютной и по-своему настолько прекрасной, что это, можно огласить, практически абстрактная, платоническая мысль ненависти. В мгновение ока один либо иной из их наносит противнику удар шпорой.

Секундант петушка, нанесшего удар, немедля подхватывает собственного любимца, чтоб не отдать ему получить ответный удар, ибо в этом случае бой может окончиться гибелью обоих петухов, так как они в ярости раздерут друг друга на части. Это может быть, в особенности ежели, как нередко случается, шпора застрянет в теле противника, ведь тогда нападающий петушок оказывается во власти собственного раненого противника.

Когда птицы опять в руках секундантов, кокосовый орешек снова кидают в ведро три раза попорядку, опосля что петушка, нанесшего удар, ставят, чтоб показать, какой он крепкий, он сам показывает это, неторопливо похаживая по рингу, пока погружается кокосовый орешек. Опосля чего же тот кидают в ведро еще два раза и бой возобновляется. В течение этого интервала немногим большего, чем две минутки секундант раненого петушка изо всех сил заботится над ним — как заботится меж раундами тренер вокруг сильно побитого боксера, — чтоб привести его в форму для крайней, отчаянной пробы достигнуть победы.

Он дышит ему в клюв: засовывает петушиную голову полностью для себя в рот, обсасывает ее и в нее выдыхает, — взъерошивает ему перья, прикладывает к ранам разные примочки и хоть каким методом старается поднять остатки его духа, который мог еще у него сохраниться. Когда он опять ставит его на землю, то сам традиционно весь бывает перепачкан в петушиной крови, тем не наименее в боях с высочайшими ставками неплохой секундант ценится на вес золота.

Фаворитные профессионалы могут практически мертвого петушка поставить на ноги, по последней мере на время, достаточное для второго, финального, раунда. В данной решающей схватке ежели она состоится; время от времени раненый петушок издыхает прямо в руках секунданта либо сходу, как лишь тот снова ставит его на ринг петушок, первым нанесший удар, традиционно добивает собственного ослабевшего противника. Но таковой финал далековато не очевиден: ежели петушок в силах двигаться — означает, он может и биться, а ежели он может биться, то он может уничтожить конкурента, ведь в конечном счете принципиально то, какой петушок издохнет первым.

Ежели раненый петушок, получив. И вся эта драма — за которой тесновато сплотившаяся вокруг ринга масса смотрит в мертвой тиши, производя телами движение, кинестетически согласное с движением животных, подбадривая собственных бойцов безмолвными жестами, пожимая плечами, вертя головами, массой откидываясь назад, когда к краю ринга летит смертоносная шпора молвят, что очень внимательные зрители другой раз лишаются глаза либо пальца , и опять в едином порыве приникая к рингу, — окружена целым сводом кропотливо разработанных и чрезвычайно подробных правил.

Эти правила вкупе с массой провождающих их фольклорных историй на тему петухов и петушиных боев записаны в пальмовых манускриптах «лонтар», «ронтал» , которые передаются из поколения в поколение вкупе со всеми юридическими и культурными традициями деревни.

Во время боя рефери «сая комонг»; «джуру кембар» — человек, который кидает в ведро кокосовый орешек, — смотрит за кропотливым выполнением этих правил, и его авторитет в этом непререкаем. Мне ни разу не приходилось созидать, чтоб мировоззрение рефери оспаривалось хоть в кое-чем даже более отчаявшимися проигравшими, и ни разу не приходилось слышать, даже в личной беседе, чтоб кто-либо винил в несправедливости какого-либо рефери либо хотя бы вообщем жаловался на него.

Работу рефери выполняют лишь достойные, приличные и, беря во внимание сложность упомянутого кодекса правил, умные обитатели, да и люди принесут собственных петухов лишь на тот бой, которым правят конкретно такие рефери. К рефери обращаются и при обвинениях в жульничестве, которое изредка, но время от времени все-же происходит; а в тех исключительных вариантах, когда оба петушка издыхают фактически сразу, снова же конкретно ему приходится решать, кто издох первым либо провозглашать ничью, хотя балийцы этого не обожают.

Рефери можно сопоставить с судьей, с царем, со жрецом либо с полицейским — он воплощает в для себя черты всех их, это под его жестким управлением животная страсть боя находит выражение в рамках факта гражданского закона. Я лицезрел на Бали 10-ки боев и ни в одном не следил столкновений относительно правил. Вправду, я никогда не лицезрел каких-то открытых столкновений, не считая столкновений самих петухов.

Схожая двойственность явления, которое, ежели разглядывать его как факт природы, кажется необузданным выраже-. Петушиные бои — это то, что Эрвин Гоффман в поисках наименования для чего-то недостаточно организованного, чтоб наименовать его группой, и недостаточно бесструктурного, чтоб наименовать его массой, обозначил как «сфокусированное собрание» — т.

Такие собрания сходятся и расходятся; их участники меняются; деятельность, которая их объединяет, дискретна — это быстрее отдельный процесс, который возобновляется от варианта к случаю, а не процесс продолжающийся, который протяжен во времени. Форма такового собрания определяется ситуацией, которая его порождает, платформой, на которой, по выражению Гоффмана, оно стоит, но все же это — форма и притом полностью определенная.

Для определенной ситуации — совещания присяжных, хирургической операции, партийного собрания, акции протеста, петушиного боя — платформа создается сама собой, на базе общей культурнрй озабоченности в данном случае, как мы увидим, предметом крайней является борьба статусов , которая не лишь описывает главную цель, но, собирая работающих лиц и создавая фон, приводит ситуацию в действие. В классические времена в данном случае до голландского вторжения в г. Выставить петушка на принципиальный, значимый бой было для взрослого мужчины непременным гражданским долгом; налог, который взимался с петушиных боев, происходивших, как правило, в базарный день, служил принципиальным источником годового дохода государства; покровительство искусствам числилось почтенной обязанностью царевичев, а петушиный ринг, либо «вантилан», находился в самом центре деревни, вблизи от таковых сооружений балийской цивилизации, как здание Совета, храм истоков, базарная площадь, сигнальная башня, а также дерево баньян.

Сейчас, за исключением неких случаев, новенькая мораль делает неосуществимым настолько явное выражение связи меж волнениями публичной жизни и кровавым спортом; но, хотя и наименее прямо выраженная, эта связь остается все таковой же тесноватой и незыблемой.

Чтоб ее разъяснить, необходимо обратиться к тому нюансу петушиных боев, вокруг которого сконцентрированы все другие и через который они с большей силой проявля-. Балийцы никогда не сделают просто то, что можно сделать трудно, и петушиные бои — не исключение из этого правила. Во-1-х, есть два типа пари, либо «то» toh ": одно основное пари, которое заключается в центре ринга меж основными участниками состязания «то кетенга» , и множество второстепенных, которые заключаются вокруг ринга меж зрителями «то кесаси».

1-ое — традиционно на крупную сумму, остальные — традиционно на маленькие. 1-ое является коллективным и заключается меж союзами спорщиков, группирующихся вокруг хозяев петухов; остальные персональны и заключаются меж отдельными людьми. 1-ое — это усмотрительное, очень скрытое, практически тайное соглашение членов союзов и рефери, совещающихся, как заговорщики, в центре ринга; остальные же заключаются вокруг ринга в атмосфере импульсивного клика, общественных предложений и общественных договоренностей возбужденной толпы.

Самое любознательное и, как мы увидим, более показательное состоит в том, что ставки в первом пари постоянно, без исключений, равные, а ставки в остальных, также без исключений, постоянно различные. От величины той значимой суммы, что устанавливается в центре, зависят наименьшие ставки вокруг ринга.

Центральное пари— официальное, оно окружено сетью правил и заключается меж 2-мя обладателями петухов в присутствии рефери, как наблюдающего и публичного очевидца Это пари, которое, как я уже произнес, постоянно сравнимо большое, и время от времени чрезвычайно, никогда не устанавливается просто обладателями, от чьего имени оно заключается, но непременно с ролью 4 либо 5 время от времени 7 либо восьми человек — родни, деревенских компаньонов, соседей, близких друзей. Ежели обладатель не в особенности богат, он может даже не быть основным вкладчиком, хотя должен внести от собственного имени существенную сумму, чтоб лишь показать, что не участвует ни в каком надувательстве.

В 57 матчах, о которых у меня имеются четкие и достоверные записи в отношении центрального пари, размер крайнего составлял от 15 до рингитов, в среднем — 85 ринги-тов, и устанавливался довольно верно по трем уровням: для маленьких боев от 15 до 35 рингитов с каждой стороны их было. В обществе, где обычный дневной заработок работника физического труда — рабочего на кирпичном заводе, батрака на ферме, носильщика на рынке — составляет около 3-х рингитов в день, беря во внимание, что петушиные бои в том месте, которое я изучал, устраиваются в среднем один раз в два с половиной дня, — это, непременно, суровая игра, даже ежели ставки почаще делают сообща, чем персонально.

Периферийные пари, но, нечто совсем другое. В противоположность официальному, законному соглашению в центре, эти пари заключаются быстрее в обстановке, обыкновенной для разбушевавшейся биржевой стихии. Существует постоянная и всем популярная система ставок: они следуют в непрерывном ряду — от в начале ряда до в его конце: 10—9, 9—8, 8—7, 7—6, 6—5, 5—4, 4—3, 3—2, 2—1.

Человек, который желает поставить на петуха-аутсайдера оставим пока в стороне вопросец о том, кого конкретно признают победителем, «кебут», а кого — аутсайдером, «нгаи» , выкрикивает номер ставки из начала ряда, называя тем самым долю, которую сам желает получить. Ежели он выкрикивает «газал», «пять», означает, он желает поставить на аутсайдера либо, ежели глядеть с его точки зрения, — ; ежели он выкрикивает «четыре», то желает поставить для него это, опять-таки, будет «три» ; ежели «девять» — и так дальше.

Человек же, ставящий на победителя и потому беспокоящийся о доле, которую может дать, по способности играет на снижение и выкрикивает масть петуха: «коричневый», «пятнистый» и т. Таковым образом, перекрикивая всю массу, ставящие на аутсайдеров и ставящие на победителей начинают прицениваться друг к другу, время от времени с диаметрально противоположных концов ринга, как к возможным партнерам по пари.

Ставящий на аутсайдера старается поднять сумму пари, ставящий на победителя стремится ее снизить Ставящий на аутсайдера, выступающий в данной ситуации в роли просителя, указывает размер предлагаемой ставки на пальцах и энергично трясет при этом рукою. Ежели кто-нибудь из ставящих на победителя отвечает ему тем же жестом, пари заключается, ежели нет, то они перестают переглядываться, и поиск длится.

Заключение пари вокруг ринга, опосля того как уже заключено центральное пари и сумма его оглашена, преобразуется в нарастающее крещендо кликов. Те, кто ставит на петухов-аутсайдеров, делают свои предложения всем, кто лишь мо-. Процесс выдвижения ставок который тяготеет к определенной согласованности, ибо в каждый определенный момент практически все, кто орет, выкрикивают приблизительно одни и те же ставки начинается со ставок, находящихся поближе к концу ряда, — либо , — и потом с большей либо наименьшей быстротой продвигается к началу ряда, доходя в конечном итоге до тех либо других ставочных величин.

Люди, которые кричат «пять» и в ответ слышат лишь «коричневый», начинают орать «шесть»; любая из сторон старается как можно скорее склонить остальных выкрикивающих к собственной ставке или ретируется со сцены, так как ее ставки перебиваются наиболее щедрыми предложениями конкурентов. Ежели происходит увеличение ставок и партнеры все еще не удовлетворены, процедура повторяется, ставки увеличиваются до «семи» и т.

Время от времени, ежели разумеется, что петушки безуспешно подобраны, никакого движения ввысь может вообщем не происходить, либо даже начинается понижение до , и уж совсем-совсем изредка до ; при этом процесс понижения ставок сопровождается сокращением числа пари, в то время как процесс увеличения ставок сопровождается повышением числа пари. Но рядовая модель — это движение ставок в течение наиболее недлинного либо наиболее длинноватого периода времени ввысь по шкале для периферийных ставок в направлении несуществующего полюса равных ставок, и крупная часть пари заключается в спектре от до По мере приближения того момента, когда секунданты выпускают петухов, клики — по последней мере, в поединке, где центральная ставка велика, — стают практически неистовыми, так как игроки, не нашедшие партнеров по легкодоступным для себя ставкам, отчаянно стараются сделать это в последнюю минутку.

Когда же центральная ставка мала, происходит обратное: заключение пари идет по угасающей, клики стихают, разница меж ставками возрастает, и люди теряют энтузиазм. Отлично организованный поединок с высочайшими ставками — такового рода поединок балийцы именуют «настоящий петушиный бой» - имеет нрав массового сценического деяния, и возникает все растущее чувство, что сущий хаос вот-вот захлестнет все — всех этих людей, которые размахивают руками, кричат, толкаются, цепляют-.

Когда он заканчивается — через просвет времени кое-где от пятнадцати секунд до 5 минут, — все ставки немедля выплачиваются. Можно, естественно, занять средства у компаньона перед тем, как предложить либо принять ставку, но когда ты ее предлагаешь либо принимаешь, средства уже должны быть у тебя в руках, и в случае проигрыша расплатиться нужно здесь же на месте, до начала последующего поединка.

Это стальное правило, и как мне ни разу не довелось слышать, чтоб кто-то оспаривал решение рефери хотя, непременно, такое время от времени обязано было случаться , так я ни разу не слышал, чтоб кто-то скрылся, не отдав проигрыш, — может быть, поэтому что в разгоряченной петушиным боем массе последствия этого могут быть что случалось, как передают, с мошенниками страшными и незамедлительными.

Как бы то ни было, асимметрия меж равными центральными и неравными периферийными ставками обозначает главную аналитическую делему для теории, в которой ставки петушиных боев рассматриваются как звено, связывающее сами бои с наиболее широким миром балийской культуры. В ней также предлагается путь решения данной задачи и наглядно показывается эта связь.

1-ое, что следует по этому поводу заметить: чем выше центральное пари, тем наиболее возможно, что поединок вправду будет равным. Это дает подсказку простая логика. Ежели вы ставите на петушка 15 рингитов, у вас может быть охота продолжать в том же духе, даже ежели вы чувствуете, что ваш петушок подает не чрезвычайно огромные надежды.

Но ежели вы ставите , то чрезвычайно и чрезвычайно возможно, что для вас не захочется рисковать. Потому для поединков, на которых заключаются большие пари и в которых, естественно же, участвуют фаворитные петушки, крайних стараются подбирать с особенным тщанием — как можно наиболее равных по размеру, физической форме, драчливости и т.

Чтоб обеспечить равенство способностей, нередко употребляются различные методы прилаживания шпор. Ежели один из петухов кажется посильнее, то договариваются о том, чтоб его шпора была размещена под наименее выгодным углом, — в отношении видов положений, в которых крепятся шпоры, нужно огласить, проявляется чрезвычайная изобретательность. Еше наиболее тща-.

Короче говоря, в случае боев с большими ставками для того, чтоб вышел поединок с вправду равными способностями, предпринимаются чрезвычайно суровые усилия — и это отлично осознается. В случае боев со средними ставками усилий предпринимается меньше, а при низких ставках — еще меньше, хотя практически постоянно стараются сделать шансы хотя бы приблизительно равными. Ведь даже при ставках в 15 рингитов 5 дней работы никто не желает делать равные ставки в совсем безнадежной ситуации. И опять статистика, с помощью которой я желаю это подтвердить.

Из моих 57 поединков победитель выиграл 35, аутсайдер — 24; соотношение — 1,4 : 1. Но ежели взять среднюю ставку центрального пари, 60 рингитов, то соотношение в группе матчей, где ставки пари были выше, будет уже 1, 12 победителей, 11 аутсайдеров , а в группе поединков, где ставки были ниже, — 1, 21 и Ежели же взять самые последние ставки, то в чрезвычайно огромных боях, где центральные пари достигли наиболее рингитов, соотношение будет 7 на 7 , а в чрезвычайно маленьких боях, ставки пари в которых были ниже 40 рингитов, соотношение будет 1, 19 и 10 Из этого догадки — чем выше центральные пари, тем наиболее равные шансы имеют бьющиеся петушки, — наиболее либо наименее конкретно следуют две веши: 1 чем выше центральные пари, тем больше ставки периферийных пари тяготеют к началу ряда ставок, и наоборот; 2 чем выше центральные пари, тем больше число пари, заключаемых на периферии, и напротив.

Логика в обоих вариантах схожа. Чем наиболее равные шансы на получение равных выигрышей в реальности дает бой, тем наименее симпатичным оказывается нижний конец ряда ставок и тем, следовательно, поближе они должны быть к его началу, чтоб быть принятыми. Что это так, разумеется из обычного наблюдения, из собственных разъяснений балийца-ми этого вопросца и из наиболее периодических наблюдений, которые мне удалось собрать. Так как тяжело сделать четкий и полный список всех периферийных пари, этот аргумент трудно выразить в числовой форме, но во всех записанных мной вариантах согласованные ставки меж ставящим на победителя и ставящим на аутсайдера заключаются в пределах совсем определенного минимально-максимального интервала, на который, вправду, падает основная масса в большинстве случаев приблизительно от 2-ух третьих до 3-х.

Очевидно, в деталях бывают и отличия, но общий эталон довольно постоянен: способность центрального пари подтягивать периферийные пари к своей модели равных ставок прямо пропорциональна размеру центральной ставки, а размер данной для нас ставки прямо пропорционален тому, как кропотливо подобраны равные по силе петушки. Что же касается числа заключенных пари, то в поединках с высочайшими ставками заключается больше периферийных пари, так как такие поединки числятся «более интересными» не лишь поэтому, что финал их в наименьшей степени предсказуем, но и поэтому, что в их больше поставлено на карту — и с точки зрения средств, и с точки зрения петухов, и, следовательно, как мы увидим, с точки зрения общественного престижа Феномен сочетания единой ставки в центре ринга с различными периферийными ставками — лишь кажущийся.

Две сосуществующие системы заключения пари, хотя формально не взаимосвязаны, на самом деле не противоречат друг другу, а являются частью единой наиболее широкой системы, в которой центральное пари — так огласить, «центр гравитации», который чем это пари больше, тем посильнее притягивает периферийные ставки к началу шкалы ставок.

Таковым образом, центральное пари «делает игру», либо, поточнее, описывает ее, характеризуя то, что вслед за Иеремией Бентамом я буду именовать ее «глубиной». Балийцы стремятся организовать увлекательный, ежели желаете, «глубокий» поединок, заключая центральное пари на как можно наиболее крупную сумму, для чего же петушки подбираются как можно наиболее равные и впечатляющие, чтоб финал боя был, таковым образом, как можно наиболее непредсказуем.

Это не постоянно им удается. Приблизительно половина поединков получаются достаточно незначимыми и не чрезвычайно увлекательными — я бы их именовал, пользуясь той же терминологией, «мелкими». Но этот факт противоречит моей концепции не больше, чем тот факт, что большая часть живописцев, поэтов и драматургов являются посредственными, — мнению, что усилия живописцев ориентированы на достижение глубины и с определенной частотой приближаются к ней.

Нрав артистического метода деяния достаточно точен: центральное пари — это средство, механизм для сотворения «интересных», «глубоких» поединков, но не причина либо, по последней мере, не основная причина того, почему они инте-. Вопросец о том, почему такие поединки являются увлекательными, — а что касается балийцев, то даже совсем захватывающими, - выводит нас из области наружных отношений в наиболее широкий социологический и социально-психологический контекст и к не совершенно экономическому представлению о том, чему равна «глубина» данной игры Понятие Бентама «глубокая игра» мы находим в его книжке «Теория законодательства» Под ним он имеет в виду игру, в которой ставки так высоки, что, с его утилитаристской точки зрения, людям вообщем неразумно в нее ввязываться.

Ежели человек, зарабатывающий тыщу фунтов либо ринги-тов , ставит 500 из их на равное пари, ясно, что предельная выгода от каждого фунта, который он ставит, в случае выигрыша меньше, чем предельный вред от каждого фунта, который он ставит, в случае проигрыша. В вправду глубочайшей игре оба играющих оказываются в таком положении. Оба они рискуют головой. Сойдясь вкупе наслаждения ради, они вступают в дела, которые принесут участникам, рассматриваемым совокупно, больше реального огорчения, чем реального наслаждения.

Потому Бентам пришел к выводу, что глубочайшая игра аморальна с точки зрения первых принципов и потому — характерное для него умозаключение — обязана быть запрещена законом. Но наиболее, чем этическая неувязка, увлекателен во всяком случае, в отношении нашего тут предмета тот факт, что, невзирая на логическую уверительность бентамовского анализа, люди все же вступают в такую игру, делают это страстно и нередко, даже несмотря на опасность законного наказания.

Для Бентама и тех, кто задумывается так же, как и он в наши дни это большей частью юристы, экономисты, некие психиатры , разъяснение состоит в том, как я уже произнес, что эти люди иррациональны; они, дескать, наркоманы, фетишисты, малыши, идиоты, дикари, которые нуждаются в защите от их самих. Но для балийцев, хотя они, естественно, не могут настолько красноречиво сконструировать свою позицию, разъяснение в том, что в таковой игре средства не столько мера полезности, имеющейся либо ожидаемой, сколько знак моральной значимости, сознаваемой либо внушаемой.

Практически в маленьких играх, в которые вовлечены не настолько огромные валютные суммы, понятия приращения и. В глубочайших играх, в которых валютные суммы значительны, на карту ставится нечто большее, чем материальная выгода, а конкретно уважение, честь, достоинство, почтение — одним словом правда, на Бали это слово очень многозначно статус Но ставится символически, так как в итоге петушиных боев ничей статус в реальности не изменяется несколько случаев разорения увлеченных игроков не в счет ; он только может на короткое время укрепиться либо пошатнуться.

Но для балийцев, — а для их нет ничего наиболее приятного, чем неявно выказать кому-либо оскорбление, и ничего наиболее противного, чем такое неявное оскорбление получить, в особенности когда все это происходит в присутствии общих знакомых, которых не обманешь показным поведением, — все это вправду глубочайшая драма. Из этого совсем не следует, должен сходу увидеть, что средства не имеют для балийцев значения либо что издержать рингитов им не труднее, чем Таковой вывод был бы абсурден.

Конкретно поэтому, что в этом — практически нематериалистическом - обществе средства имеют значение, и притом чрезвычайно огромное, чем большей суммой человек рискует, тем больше он рискует почти всеми иными вещами, таковыми, как гордость, самообладание, хладнокровие, мужественность.

И пусть рискует он сиим тоже быстро, но зато на публике. В глубочайших петушиных боях обладатель и члены его команды, а также, хотя и в наименьшей степени, как мы дальше увидим, те, кто ставит на его петушка на периферии, рискуя средствами, рискуют и статусом.

По большей части, конкретно поэтому, что предельный вред проигрыша при высших ставках пари настолько велик, участвовать в таковых пари значит — иносказательно и метафорично, через посредство собственного петушка — ставить на кон свое общественное «я».

И хотя последователю Бентама покажется, что это лишь еще больше увеличивает иррациональность компании, для балийца основным образом то, что иррациональность усиливается, придает всему этому многозначительность. И так как ежели следовать, быстрее, Веберу, чем Бентаму наделение жизни значением — основное рвение и главное условие людского существования, таковой метод осмысления наиболее чем компенсирует сопряженные с игрой экономические издержки Вправду, ежели иметь в виду, что в больших матчах ставки равные, значимых конфигураций в материальном.

На самом деле, как раз в наименьших, «мелких» боях, в которых находим горстку подлинных, по-настоящему одержимых игроков - тех, кто участвует в игре основным образом из-за средств, происходят «реальные» конфигурации в соц положении, и в значимой степени в сторону понижения. Но таковых людей, азартных игроков, «истинные петушиные бойцы» очень презирают как дураков, которые ничего не соображают в игре, как плебеев, которые просто не лицезреют сущности всего происходящего.

Они, эти одержимые — добыча для настоящих энтузиастов, тех, кто соображает, как нужно играть; вытянуть из их незначительно средств — это сделать достаточно просто, вовлекая их пользуясь их жадностью в иррациональные пари не равных по силе петухов. Большинству одержимых вправду случается за замечательно короткое время на сто процентов разориться, но все равно, один либо два таковых персонажа постоянно находятся на боях; они закладывают свою землю и продают одежду, чтоб иметь возможность в хоть какое время держать пари Таковой порядок соотношения «статусного риска» наиболее глубочайших боев и, напротив, «денежного риска» наиболее маленьких боев практически общепринят.

Сами игроки, заключающие пари, сформировывают подобающую социоморальную иерархию. Как уже упоминалось, в большинстве петушиных боев конкретно около ринга возникает огромное число бессмысленных азартных игр, выигрыш в которых определяется элементом незапятанной случайности рулетка, кости, подкидывание монетки и «боб-под-ракушкой» и которые организовываются «второстепенными» зрителями.

Ставки в таковых играх, естественно, ничтожно малы. В их играют лишь дамы, малыши, дети и различные остальные категории населения — нищие, социально презираемые либо странноватые личности, — которые не являются либо пока не являются игроками на петушиных боях. Мужчины, участвующие в петушиных боях, стыдятся даже близко подступать к сиим людям. Несколько выше крайних по положению те, кто хотя и не участвуют сами в петушиных боях, но в маленьких поединках заключают пари вокруг ринга. Дальше следуют те, кто выставляют собственных петухов в малых либо время от времени в средних поединках, но статус их недостаточен, чтоб участвовать в больших поединках, хотя они время от времени и могут делать ставки и в таковых поединках.

И в конце концов, следуют достойные члены общества, приличные граждане, вокруг которых вращается местная жизнь, которые участвуют в больших боях и заключают на. Ядро, вокруг которого сосредоточиваются такового рода общества, составляют люди, которые лидируют в игре и определяют ее, так же как они лидируют в обществе и определяют его. Когда балийский мужчина практически благоговейным тоном говорит о «истинном петушином бойце», «бебато» «держателе пари» либо «дьюру курунг» «владельце клетки» , то имеет в виду конкретно такового человека, а не того, кто привносит дух игры «боб-под-ракушкой» в совсем другой, неподходящий контекст петушиных боев, и не отпетого азартного игрока, «пот e т» слово, доп значение которого— вор либо подлец , и не тоскующего участника поневоле.

Глубокими балийские петушиные бои делают не сами по для себя средства, но то, что средства чем крупная сумма, тем сильней могут вызвать: перенесение балийской статусной иерархии в область петушиных боев. Пусть петушки представляют только личности собственных хозяев, являются животными отражениями психологической формы, но петушиный бой представляет собой — поточнее, специально организован так, чтоб представлять собой — модель социальной матрицы, сложной системы накладывающихся друг на друга, отчасти дублирующих друг друга, высококорпоративных групп деревень, групп родственников, ирригационных сообществ, храмовых общин, «каст» 23 , к которым принадлежат люди.

И в той же мере, в какой престиж — с необходимостью его подтверждать, защищать, прославлять, оправдывать, просто наслаждаться им но, беря во внимание строго неотклонимый нрав балийской стратификации, не добиваться его , — является, по-видимому, центральной движущей силой общества, он является ежели отвлечься от блуждающих половых членов, кровавых жертвоприношений и валютного обмена и центральной движущей силой петушиных боев.

Это развлечение и кажущаяся забава, ежели вновь пользоваться выражением Эрвина Гоффмана, — «кровавая баня для статусов» Проще всего это разъяснить, и по последней мере до некой степени показать, на примере все той же деревни, где я поближе всего следил петушиные бои, — в которой произошла описанная мной облава и в которой собран мой статистический материал.

Как и все остальные балийские деревни, эта деревня Тиинган в Клунгкунгском районе юго-восточного Бали имеет чрезвычайно сложную компанию — это реальный лабиринт союзов и противоборств. Но в отличие от почти всех остальных деревень тут выделяются два вида корпоративных групп, которые являются также статусными группами, и мы можем сосредоточиться на их, рассматривая их с позиций «части как целого» без особенного преломления фактов.

Во-1-х, важную роль в деревне играют четыре большие патрилинейные, частично эндогамные наследственные группы, которые повсевременно соперничают друг с другом и составляют главные фракции в деревне. Время от времени они группируются по две, поточнее, две наиболее большие против 2-ух, что помельче, и тех людей, которые не входят в группы; время от времени они действуют любая за себя.

Снутри этих групп также есть подгруппы, подгруппы снутри подгрупп и так дальше до уровня мелких различий. Во-2-х, сама деревня, практически вполне эндогамная, противоборствует остальным деревням округа, в котором организуются петушиные бои а это, как уже говорилось, район, имеющий общий рынок. Деревня, но, может заключать союзы с некими из этих соседей против неких остальных в разных «наддеревенских» политических и соц обстоятельствах.

Таковым образом, ситуация, как и везде на Бали, полностью определенная, но общественная модель многоярусной иерархии противоборства статусов меж в высшей степени корпоративными, но имеющими различное основание группировками и следовательно, меж их членами носит самый общий нрав. В связи с сиим стоит принять во внимание — в поддержку общего тезиса, что петушиные бои, и в особенности глубочайшие петушиные бои, в базе собственной являются драматизацией задачи статусов — последующие факты, которые, чтоб избежать пространного этнографического описания, я просто декларирую как факты.

Хотя определенные данные, примеры, отчеты и числа, которые можно было бы привести в их доказательство, обширны и несомненны. Практически никто не заключает пари против петушка, который принадлежит члену его схожей группы. Как правило, человек ощущает себя обязанным ставить на него, это чувство тем больше, чем теснее родство и чем поглубже игра.

Ежели в глубине души человек уверен, что этот петушок не выиграет, то быстрее вообщем не будет делать ставки, в особенности ежели этот петушок принадлежит только его двоюродному кузену либо ежели поединок маленький. Но, как правило, он все-же ощущает себя обязанным поставить на эту птицу и, ежели поединок глубочайший, практически постоянно ставит. Так что подавляющее большая часть людей, кричащих «пять» либо «рябой», настолько демонстративно выражают тем самым свою преданность родственнику, а не уверенность в силе его петушка, свое осознание теории вероятности либо даже свои надежды на нетрудовой доход.

Ежели ваша схожая группа в поединке не участвует, вы аналогичным образом будете поддерживать связанную с вами какими-то узами схожую группу против не связанной с вами схожей группы и так дальше с учетом чрезвычайно сложной системы союзов, которые, как я уже говорил, составляют эту, как и всякую другую, балийскую деревню.

Ежели петушок со стороны бьется с каким-либо петухом из вашей деревни, то следует поддерживать местного петушка. Ежели, что случается пореже, но все же время от времени случается, петушок, не принадлежащий к окружении, из которой формируется число участников данных боев, бьется с одним из петухов из данной округи, то болеть следует за «своего» петушка.

И из чем наиболее дальнего места привезен петушок, тем это наиболее правильно. Естественно, такового петушка по обязанности поддерживают сторонники его владельца; когда же устраиваются большие легальные бои по праздничкам и так дальше , люди приносят петухов, которые числятся наилучшими в деревне, непринципиально, кому они принадлежат.

И при этом им практически наверное приходится ставить на их и заключать огромные пари, чтоб показать, что в их деревне не скряги живут. На деле такие «игры на выезде», хотя и бывают не нередко, ведут к улучшению испорченных отношений членов деревни, обостряющихся повсевременно происходящими «местными играми», которые больше разъединяют, чем сплачивают, деревенские группы. Изредка случается, чтоб бились два петушка со стороны либо два петушка, за которыми не стоят определенные группы поддержки, либо чтоб члены группы не были взаимно соединены ка-.

Ежели все же такое случается, игра выходит чрезвычайно маленькой, пари заключаются чрезвычайно вяло, и все выходит чрезвычайно скучновато, нужные правила никто не соблюдает, и энтузиазм к игре проявляют только один либо два одержимых игрока.

Аналогичным образом, в боях меж деревнями два представителя одной деревни изредка бьются друг против друга, даже ежели в своей деревне они, как ярые конкуренты, сделали бы это с энтузиазмом. Что в каждом данном случае значит «со стороны», зависит, естественно, от ситуации, но так либо по другому средства со стороны с основным пари не смешиваются; ежели главные участники не могут собрать средств на него, то оно вообщем не заключается.

Таковым образом, центральное пари, снова же, в особенности в глубочайших поединках, — самое прямое и открытое выражение социальной оппозиции. Это одна из обстоятельств того, что и оно само, и организация матчей окружены таковой атмосферой волнения, тайны, раздражения и т. С точки зрения структуры, игровые долги, которые могут получаться достаточно большими за очень маленький срок, - это постоянно долги друзьям, никогда — противникам. Ежели два петушка структурно не соотносятся либо нейтральны постольку, так как это касается вас хотя, как уже говорилось, так практически никогда не бывает , то вы не сможете.

Данное правило — серьезное и жесткое; чтоб избежать его нарушения, прибегают к достаточно кропотливо разработанным, даже совсем искусственным предосторожностям. В самом последнем случае для вас приходится делать вид, что вы не замечаете, что делает он; а он — что делаете вы.

Существует особенное слово для обозначения заключения пари не по правилам, то же слово значит «извините» «мпу- ра». Заключение такового пари считается плохим поступком, хотя ежели центральные пари малы, это время от времени простительно; как это простительно и в случае, ежели вы нарушаете правила не очень нередко. Но чем выше ставки центрального пари и чем почаще вы отступаете от правил, тем серьезнее это «извините» подрывает вашу социальную репутацию. Аналогичным образом, знаком окончания таковых отношений и возобновления обычного общественного взаимодействия нередко оказывается хотя снова же не является реальной предпосылкой поддержка петушка собственного недавнего противника.

Дальше, те, кто участвует в периферийных пари включая этих людей , как я уже увидел, являются более знатными членами деревни — приличными гражданами. Петушиные бои — для тех, кто вовлечен в ежедневную политическую жизнь престижа, а не для молодежи, дам, подчиненных и т. Но на денежный нюанс петушиных боев он основным образом глядит как на саморегулирующийся, как на факт обычного вращения средств, их циркуляцию снутри достаточно отлично определенной группы суровых «бойцов».

По-настоящему суровые выигрыши и проигрыши тут традиционно принято оценивать с остальных позиций, и общее отношение к заключению пари — это не какая-то надежда сорвать большой куш, нажиться за исключением, снова, одержимых игроков , а надежда, как это сказано в молитве игрока на скачках, «дай, Бог, остаться при своих». Но ежели говорить о престиже, то речь идет не о том, чтоб остаться при собственных, а о том, чтоб выиграть, и выиграть быстро и ярко. Молвят все время лишь о том, что ваш петушок побил такого-то петушка, принадлежащего такому-то, а совсем не о том, сколько вы выиграли на пари.

Крайнее событие даже в вариантах с большими пари люди изредка помнят в течение хоть какого-то времени, хотя они могут годами держать в голове день, когда их петушок побил лучшего петушка Пан Ло. Он что, очень гордый, чтоб иметь дело с таковыми, как мы? Может, ему, чтоб сделать ставки, нужно поехать на Яву либо в Денпасар столицу , раз он таковой принципиальный человек?

Точно так же, ежели бои организуются на местности вашей деревни, следует ставить против петухов со стороны, а то люди из остальных деревень обвинят вас в том, что вы лишь собираете плату с участников, а по-настоящему игрой не интересуетесь это суровое обвинение , а также, опять-таки, в том, что вы горды и заносчивы.

Петушиные бои, как говорил практически каждый балиец из тех, с которыми мне приходилось дискуссировать этот предмет, — это все равно что игра с огнем, при которой вы не обжигаетесь. Вы возбуждаете вражду и соперничество деревенских и схожих групп, но в «игровой» форме, подходя на небезопасно близкое.

Можно было бы привести и остальные наблюдения по этому поводу, но основное, наверняка, ежели уже не высказано, то, по последней мере, уже верно очерчено, и поэтому общий вывод можно полностью сконструировать в виде последующей совокупы правил:. Противоположные по смыслу утверждения в отношении маленьких боев ведут нас в конечном счете, напротив, к утехам вроде бросания монетки либо игры в кости.

Для глубочайших игр не существует абсолютного верхнего предела, хотя, очевидно, есть пределы практические, и прогуливается много схожих на легенды историй о великих поединках в классические времена меж лордами и царевичами ибо петушиные бои постоянно были в таковой же степени делом элиты, в какой и делом народа , которые были еще поглубже, чем те, что происходят на Бали сейчас, даже с ролью аристократии.

В самом деле, один из основных героев на Бали - царевич, прозванный за свою страсть к игре «Петушиный боец», которому случилось отсутствовать из-за чрезвычайно глубочайшего петушиного боя с примыкающим царевичем, когда вся его семья — отец, бра-. Избежав, таковым образом, плачевной участи собственных родственников, он возвратился домой, чтоб разделаться с узурпатором, вернуть для себя трон, вернуть высочайшие балийские традиции и выстроить самое могущественное, славное и процветающее правительство.

Наряду со всем тем, что балийцы лицезреют в бойцовых петушках — себя самих, собственный соц порядок, абстрактную ненависть, мужественность, демоническую силу, — они в их также лицезреют архетип статусной доблести, надменного, твердого, одержимого честолюбием игрока, пылающего подлинным огнем принца-кшатрия Петушиные бои, в этом специфичном смысле, также ничего не делают.

Люди аллегорически унижают друг друга и аллегорически терпят унижение друг от друга день за деньком, тихо радуясь, в случае ежели одолевают, и сокрушаясь — только немножко заметнее, — ежели нет. Но в реальности ничей статус не изменяется. Вы не сможете подняться по статусной лестнице, побеждая в петушиных боях; вы, как индивидум, в реальности вообщем не сможете подняться по ней. Так же как не сможете и спуститься Все, что вы сможете, — это получать наслаждение и наслаждаться либо мучиться и проявлять стойкость, подогревая чувство неожиданного и скорого продвижения по эстетическому подобию данной лестницы, совершая собственного рода прыжок в Зазеркалье, который имеет видимость движения, при том что в реальности вы остаетесь на месте.

Как и в хоть какой форме искусства — ведь в конечном счете мы имеем дело конкретно с сиим, - представленный в петушиных боях обыденный, ежедневный опыт постигается методом представления его в виде предметов и действий, лишенных собственного практического значения и сниженных либо, ежели желаете, поднятых до уровня чисто наружного явления, на котором их смысл может быть выражен посильнее и воспринят наиболее точно.

Петушиный бой «действительно реален» лишь для петухов — посреди людей он никого не убивает, никого не кастрирует, он не понижает ничей статус до статуса животного, не меняет иерархические роли и саму модель иерархии; он даже не перераспределяет сколь-нибудь значимым образом доход. Он делает то же самое, что с иными людьми, владеющими дру-. Петушиный бой воздвигает на этих темах определенную конструкцию, делает эти темы для тех, в ком исторически сформировалась способность оценить такую конструкцию по достоинству важными — видимыми, осязаемыми, понимаемыми — «настоящими» в идейном смысле.

Образ, фикция, модель, метафора — петушиный бой есть средство выражения; его функция — не утихомиривать публичные страсти и не разжигать их хотя, в собственном качестве игры с огнем, он понемногу делает и то и другое , но средством перьев, крови, толпы и средств изображать их. Вопросец о том, каким образом мы распознаём в вещах — в картинах, книжках, мелодиях, пьесах — свойства, в отношении которых мы не ощущаем, что можем практически утверждать, что они там находятся, в крайние годы попал в центр эстетической теории Ни переживания художника, которые остаются его личными переживаниями, ни переживания аудитории, которые остаются ее переживаниями, не играют никакой роли в том, что одно полотно вызывает много эмоций, а другое оставляет зрителя флегмантичным.

Последовательностям звуков мы приписываем величие, остроумие, отчаяние, экспрессивность; в каменной глыбе мы лицезреем легкость, энергию, неистовство, текучесть. Про романы молвят, что они владеют силой, про строения — что они красноречивы, про пьесы — что в их есть импульс, про балеты — что в их есть умиротворение. В нашем мире эксцентричных определений утверждение, что петушиный бой, по последней мере в его более совершенном варианте, является «взволновывающим», совершенно не кажется ненатуральным — может быть, только мало загадочным: ведь я лишь что начисто отрицал его практическое значение.

Это взволновывающее качество боя возникает «каким-то образом» из соединения 3-х его свойств: конкретной драматической формы, метафорического содержания и общественного контекста. Культурный образ на соц фоне, бой петухов — это сразу конвульсивная волна животной ненависти, мнимая война символических «я» и наружная симуляция общественного трения меж статусами; эстетическое действие боя проистекает из его возможности взаимно усиливать эти различные действительности.

Причина того, что бой взволновывает, не в его материальных последствиях он име-. Привнесение значимости в то, что само по для себя не наиболее чем пустое и однообразное зрелище, только переживание по поводу сломанных крыльев и дергающихся петушиных ног, осуществляется в итоге интерпретации этого как выражения чего-то, не укладывающегося в ход жизни участников и зрителей, и даже, что еще наиболее зловеще, как выражения их внутренней сути.

Как драматическая форма, петушиный бой обнаруживает одну изюминка, которая не направляет на себя внимание до тех пор, пока не понимаешь, что она совсем не обязательна: на сто процентов атомистическая структура Каждый поединок — это мир в для себя, отдельный взрыв формы. Это и подбор пары, и заключение пари, и сам бой, и итог — абсолютный триумф и абсолютное поражение, - и стремительная, смущенная передача средств.

Проигравшего не утешают. Люди отхлы-нивают от него, глядят в сторону, оставляя его пережить свое мгновенное падение в небытие и давая ему возможность вновь обрести лицо и возвратиться целым и невредимым в бой. Да и фаворитов не поздравляют, все происшедшее не обсуждают; окончен поединок, и внимание толпы на сто процентов переключается на последующий, без оглядки назад. Естественно, пережитый опыт каким-то образом откладывается у главных участников, может быть, даже у неких очевидцев глубочайших боев, подобно тому как он откладывается у нас опосля посещения театра, ежели мы поглядели отлично поставленную сильную пьесу; но скоро воспоминания утрачивают яркость и преобразуются в достаточно схематичное воспоминание — растерянный жар либо абстрактная дрожь, — а традиционно нет даже этого.

Неважно какая выразительная форма живет лишь в собственном своем реальном — в том, которое она сама делает. Но в данном случае это настоящее разбито на серию вспышек, одни ярче, чем остальные, но все не связанные друг с другом, на эстетические кванты. Все, что говорит петушиный бой, он говорит урывками. Но, как я уже писал ранее, балийцы вообщем живут урывками Их жизнь в том виде, как они ее организовали и как ее воспринимают, быстрее не поток, не направленное движение из прошедшего через настоящее в будущее, а попеременные колебания означенности и бессмысленности, аритмическая смена коротких периодов, когда «что-то» то есть что-то.

Он — не имитация дискретного нрава балийской публичной жизни, не описание его и даже не выражение его; он — его пример, кропотливо приготовленный Ежели один нюанс структуры петушиного боя, отсутствие временной направленности, указывает его как полностью обычный сектор балийской публичной жизни, то иной — яростная злость, сталкивающая людей лоб-в-лоб либо шпора-в-шпору , — указывает его, напротив, в совсем противоположном и противоречивом качестве.

При обыкновенном течении жизни балийцы очень стесняются доводить дело до открытых конфликтов. Уклончивые, усмотрительные, сдержанные, осмотрительные, профессионалы намеков и притворства — того, что они именуют «алюс» «гладкое», «ровное» , — они изредка идут навстречу тому, от что можно отклониться, изредка открыто сопротивляются тому, что можно избежать. Но тут они смотрятся одичавшими и безжалостными, одержимыми маниакальными приступами бессознательной жестокости. И так как данный контекст свидетельствует, что таковой показ, хоть и не является дословным описанием, все же есть нечто большее, чем пустая фантазия, конкретно тут возникает то взволновывающее качество— качество, присущее борьбе, но не либо, по последней мере, не непременно ее конкретным организаторам, которые, судя по всему, вправду, полностью наслаждаются происходящим.

Кровавое побоище на ринге — это изображение не того, что практически происходит меж людьми, но что даже ужаснее того, что с определенной точки зрения происходит меж ними в их воображении Данная точка зрения — это, естественно, точка зрения стратификации. Петушиные бои, как мы уже лицезрели, самым броским образом молвят о статусных отношениях, а конкретно молвят, что это вопросец жизни и погибели.

Что ни возьмешь на Бали —. Необыкновенный сплав полинезийской системы титулов и индийских каст — иерархия гордости - является духовной основой общества. Но лишь в петушиных боях чувства, на которых зиждется иерархия, появляются в собственном реальном свете. Опутанные в остальных вариантах пеленой этикета, плотным покровом эвфемизмов и церемоний, жестов и намеков, тут они выражаются, сокрытые только тонкой звериной маской, маской, которая практически еще больше обнаруживает их, чем прячет.

Ревность так же присуща балийцам, как и самообладание, зависть — как и любезность, жестокость — как и обаяние; но без петушиных боев балийцы еще ужаснее соображали бы самих себя и, видимо, конкретно потому они так высоко их ценят. Всякая выразительная форма работает когда работает , расстраивая семантический контекст таковым образом, что характеристики, условно приписываемые определенным вещам, непременно приписываются остальным, которые опосля этого начинают рассматриваться как владеющие ими.

Именовать ветер калекой, как это делает Стивене, зафиксировать тон и манипулировать тембром, как это делает Шенберг, либо, что поближе к нашему случаю, изобразить художественного критика в виде сорвавшегося с цепи медведя, как это делает Хогарт, — означает соединить концептуальные провода; связи, установившиеся меж предметами и их качествами, изменяются, и явления — осенняя погода, мелодическая форма либо культурная журналистика — получают выражение в знаках, которые традиционно относятся к остальным референтам Схожим же образом, связывать а петушиный бой это делает беспрестанно столкновения петухов со статусными разногласиями — означает вдохновлять людей делать перенос восприятия с первого на последнее; перенос, который сразу есть и изображение, и суждение.

С точки зрения логики перенос может, естественно, идти и обратным путем; но как и большая часть из нас, балийцы основным образом заинтересованы в том, чтоб осознать людей, а не в том, чтоб осознать петухов. Что отделяет петушиный бой от обыденного течения жизни, поднимает его над областью каждодневных практических дел и окружает аурой завышенной значимости, — так это совсем не то, что он, как представили бы социологи-функционалисты, укрепляет статусную дискриминацию вряд ли такое укрепление нужно в обществе, где статусная дискриминация провозглашается в каждом действии , но то, что он дает мета-социальный комментарий на предмет классификации челове-.

Его функция, ежели вы желаете ее так именовать, — интерпретативная: это чтение балийцами опыта балийцев, история, которую они говорят друг другу о самих для себя. Поставить вопросец таковым образом — означает поменять фокус исследования в сторону некой толики метафоричности, так как это сдвигает анализ культурных форм от процедуры, схожей расчленению организма, диагностированию симптомов, расшифровыванию кода либо упорядочиванию систем — конкретно такие аналогии преобладают в современной антропологии, — к процедуре, схожей проникновению в литературный текст.

Ежели мы разглядим петушиный бой либо всякую другую коллективно создаваемую символическую структуру как средство «сказать что-то о чем-то» ежели вспомнить известное аристотелевское выражение , то мы столкнемся с неувязкой не социальной механики, а социальной семантики Для антрополога, который стремится к формулированию социологических принципов, а не к рекламированию либо эстетическому созерцанию петушиных боев, вопросец состоит в следующем: что можно выяснить о таковых принципах, ежели разглядывать культуру как собрание текстов?

Такое расширение понятия «текст» за пределы письменного и даже вербального материала хотя и имеет метафорический нрав, но уже, естественно, не является новеньким. Но на теоретическом уровне мысль остается неразвитой; и ее принципиальное для антропологии следствие, — что к культурным формам можно относиться как к текстам, как к творческим произведениям, сделанным из общественного материала, — еще предстоит систематически разрабатывать В нашем случае разглядеть петушиный бой как текст — означает до этого всего высветить ту его черту на мой взор, более важную , которая при рассмотрении его как обряда либо как утехи — две самые тривиальные кандидатуры — оказывается сокрытой: задействование чувств в познавательных целях.

То, что петушиные бои молвят, они молвят на языке эмоций — на языке трепета риска, отчаяния поражения, радости победы. И все же они молвят не просто о том, что риск тревожит, поражение удручает, а триумф награждает очевидные тавтологии , но о том, что конкретно с помощью этих чувств — поставляющих, таковым образом, собственного рода приятный пример — строится общество и индивиды соединяются воедино. Посещение петушиных боев и роль в их — это для балийцев собственного рода воспитание эмоций.

Там балиец открывает для себя, как смотрятся этос его культуры и его личные чувства либо, по последней мере, некие из их проявлений , когда они произносятся «вслух» в коллективном тексте; он открывает для себя, что то и другое довольно похожи, чтоб быть выраженными в знаках 1-го и того же текста; и — взволновывающая часть — что текст, с помощью которого совершается это открытие, состоит из петушка, который бездумно рвет на части другого петушка.

Каждый люд, гласит пословица, любит свою свою форму насилия. В петушином бое балийцы лицезреют отражение их формы: ее общих контуров, ее назначения, ее силы и ее соблазнительности. Затрагивая фактически все уровни балийского опыта, петушиный бой сводит совместно различные темы — животную дикость, мужской нарциссизм, антагонизм игры, соперничество статусов, возбуждение публики, кровавые жертвоприношения, — общим элементом в которых является жестокость и ужас перед жестокостью; и, вписывая эти темы в систему правил, которая сразу является и сдерживающей, и легализующей, он выстраивает символическую структуру, с точки зрения которой роль этих тем в жизни может быть уместно воспринята.

Ежели, по словам Нортропа Фрая, мы идем глядеть «Макбета» для того, чтоб выяснить, что ощущает человек, когда он достигнул власти и растерял душу, то балийцы идут на петушиные бои, чтоб выяснить, что ощущает традиционно сдержанный, сторонящийся общества и практически всецело погруженный в себя человек, — собственного рода моральный микрокосм, — когда он, будучи подвергнут нападению, мукам, оскорблениям и в итоге приведен в состояние последней ярости, или достигает полного триумфа, или низковато падает.

Стоит процитировать весь этот отрывок, так как он вновь возвращает нас к Арис-. Дело поэта — говорить не то, что случилось, а то, что случается: не что конкретно вышло, но какого рода вещи традиционно происходят. Он указывает типическое, циклическое, то, что Аристотель именует всепригодным событием. Вы ведь не пойдете на "Макбета", чтоб учить историю Шотландии — вы пойдете на него, чтоб выяснить, что ощущает человек, когда он достигнул власти и растерял душу. Когда для вас встречается таковой герой, как Майкобер у Диккенса, у вас не возникает воспоминания, что когда-то вправду жил конкретно этот человек и что Диккенс его знал; у вас возникает чувство, что практически в каждом вашем знакомом есть что-то от Майкобера, и в вас самих тоже.

Наши воспоминания о людской жизни собираются равномерно, одно за остальным, и остаются для большинства из нас несвязанными и неорганизованными. Но мы повсевременно наталкиваемся в литературе на вещи, которые нежданно приводят почти все из таковых воспоминаний в согласованное и связанное состояние, — конкретно это и имеет в виду Аристотель, говоря о типическом либо всепригодном людском событии» Ежели глядеть на петушиный бой не с точки зрения, что жизнь— «лишь игра», но, напротив, с точки зрения, что она «больше, чем игра», то он как раз и представляет собой таковой род связывания воедино беспорядочного опыта ежедневной жизни, который делает то, что лучше было бы именовать не типическим либо всепригодным, а парадигматическим человечьим событием — событием, которое быстрее говорит нам не о том, что происходит на данный момент, а о том, что происходило бы, ежели бы жизнь была — что, как досадно бы это не звучало, не так — искусством и ее можно было так же свободно сформировывать сообразно нашим эмоциям, как писать «Макбета» либо «Дэвида Копперфилда».

Поставленная, не один раз сыгранная, но так и не оконченная постановка, петушиный бой, дает возможность балий-цу узреть — как нам это дозволяет чтение и перечитывание «Макбета» — мир его своей субъективности. По мере того как он глядит один поединок за иным, активно следя за происходящим как обладатель петушка либо как участник пари ведь глядеть петушиные бои просто так — такое же неинтересное занятие, как безучастное наблюдение за игрой в крокет либо за собачьими бегами , он равномерно сживается с сиим занятием и с тем, что оно ему говорит, — подобно тому, как внимательный слушатель струнного квартета либо зритель,.

И все же, так как - еще один из преследующих эстетику парадоксов, наряду с нарисованными эмоциями и действиями на бумаге — эта субъективность по-настоящему не существует до тех пор, пока она схожим образом не организована, формы искусства делают и воссоздают ту самую субъективность, которую они призваны лишь изображать.

Как на бали с марихуаной dom наркотик

МАРЬЯ ИВАНОВНА НА БАЛИ

Следующая статья как определить курил марихуану

Другие материалы по теме

  • Картинки для рабочего стола конопли
  • Тор браузер официальный сайт на русском hyrda вход
  • Tor browser linux mint 18 гирда
  • Tor browser старые версии скачать гидра
  • Ведущая поле конопли